Купить этот сайт в магазине готовых сайтов: https://kupitiblog.ru
Интервью

Платформенная занятость – тренд будущего

По последним данным Федеральной налоговой службы, число самозанятых в России перевалило за 3,5 миллиона и продолжает быстро расти. О том, как специальные цифровые платформы помогают заказчикам и исполнителям находить друг друга, составлять договоры, проводить расчеты, а также о трендах рынка платформенной занятости рассказала в интервью агентству «Прайм» генеральный директор платформы «Рокет Ворк» Анастасия Ускова. Беседовала Наталья Карнова.

— С какими результатами заканчиваете год? Какие из прошедших изменений можете назвать наиболее важными и масштабными?

— Платформенная занятость — это сегодня горячая и модная история, и на рынке появилось много игроков. В цифровое поле переходят аутсорсинговые компании, предлагавшие до недавнего времени классические бумажные продукты. Подтягиваются банки, приобретая активы или создавая что-то у себя. Рынок очень живой: все-таки в рамках платформенной занятости работает три миллиона только самозанятых, а есть еще ИП и просто физлица.

Это, наконец-то, стало не просто трендом в головах неких технократов, а нашло реальное применение. Все это важные шаги для страны, бизнес-сообщества и для нас.

Государство уже вполне серьезно рассматривает рынок платформенной занятости, обсуждая в том числе инициативы по социальным гарантиям в этом сегменте. Плюс, в декабре был разрешен кадровый электронный документооборот. То есть цифровизация в каком-то маленьком сегменте заставила государство начать внедрение цифровых решений в те сферы, которых ранее это вообще не касалось. Например, трудовой кодекс.

Когда в 2019 году появилась самозанятость, она была для всех чем-то непонятным, и мы активно работали над тем, чтобы новая форма занятости стала доступной. Понятно, что курьерские службы уже работают с платформенными исполнителями, но сегодня мы видим проникновение платформенной занятости именно в маленькие бизнесы, которые строят отношения с одним-двумя фрилансерами.

За год мы серьезно расширили продуктовую линейку: где-то это заметно, где-то незаметно — под капотом.

Мы выросли с точки зрения количества исполнителей (сейчас на площадке их зарегистрировано более 40 тысяч), объема клиентов, но самое главное — с точки зрения глубины проникновения в бизнес. Мы гордимся, что такие микро-бизнесы, не уверенные в завтрашнем дне, реально начинают деятельность, получая возможность сотрудничать с нашими исполнителями.

В целом, уходящий год был интенсивным, увлекательным и очень захватывающим для нашего сегмента.

— Как пандемия влияет на работу «Рокет Ворк» и отражается на ваших результатах?

— И наш продукт, и аналогичные — все выиграли в пандемию, которая вызвала бурный рост площадок и решений цифрового взаимодействия с исполнителями. Обычно крупные бизнес-игроки не склонны к переменам и могут месяцами и годами решать вопросы повышения эффективности, снижения себестоимости.

Но когда они столкнулись с необходимостью общаться с людьми удаленно, нанимать и оформлять их удаленно, они стали гораздо быстрей переходить к цифровым продуктам.

Юридический отдел или бухгалтерия больше не имели шансов сказать: рассмотрим инициативу позже. Поэтому изменения происходили очень быстро вместе со сменой операционных модели многих бизнесов. А мы — всего лишь инструмент для перехода этих операционных моделей на новый уровень, где нет бумажек.

— В конце этого года вы представили несколько новинок для физлиц, упрощающих работу с вашей системой. В частности, они теперь могут сами предлагать свои услуги. Как это отразилось на количестве клиентов и популярности платформы?

— Как любая подобная площадка, мы работаем с одной стороны — с бизнесом, а с другой — с исполнителем. Бизнес достаточно быстро принимает все изменения, которые мы предлагаем: интеграцию с учетными системами, расчетные решения, новые виды работ, добавление к самозанятым ГПХ и ИП.

Наши сервисы для исполнителей с технической точки зрения даже более революционны, но их продвижение — это отдельная история. В декабре мы запустили сделку, которую инициирует не заказчик, а исполнитель — она нашла отклик среди тех фрилансеров, которые испытывают потребность в контрактовании, опасаясь не получить деньги за свой труд. С точки зрения технологии — это безусловно ноу-хау на рынке.

Безопасные сделки на фрилансерских площадках стоят каждой стороне по 10% от суммы — это очень дорого — и при том здесь нет никаких документарных гарантий, нет возможности легализовать и декларировать доход. Понятно, что в отсутствии риска, что вам не заплатят, вы не пойдете на легализацию сделки с заказчиком, чтобы лишний раз не платить налог.

Поэтому у нас есть отдельное направление работы с физическими лицами, работа здесь сложная, ювелирная, но она обещает хороший результат с точки зрения экономики и повышения благосостояния граждан.

Легализация дает исполнителю возможность кредитования, использования страховых продуктов. Важно вырастить поколение, которое самостоятельно заботится о своей пенсии, знает, по какому треку живет, учится платить налоги. Продвижение наших продуктов — это диалог с пользователями.

— Какие еще новые продукты для фрилансеров и самозанятых будут предложены в ближайшем будущем?

— Появится возможность контрактации с любым физическим лицом, а не только с юридическим: функционал для этого будет готов уже до нового года. Это нужно исполнителю не только ради доходов, но и для снижения риска неоплат, проведения денег в формате безопасной сделки. Также в предстоящем году планируется релиз нового приложения, где появится очень много возможностей для контрактования с разными юридическими формами и для различных хозяйственных целей. Мы расширим функционал взаимодействия заказчика и исполнителя.

Кроме того, мы продолжим развивать на нашей площадке ряд дополнительных продуктов, например, страховых, потребность в которых ощущается. Есть запрос платформенных занятых на государственную помощь, на пенсии. Понятно, что их статус на текущий момент не предполагает этого, но коммерческие аналоги пенсионных продуктов могут быть созданы в сотрудничестве со страховыми компаниями, с банками.

И они обязательно появятся. Появится кредитование. Ведь, будучи расчетным центром для исполнителей и заказчиков, мы управляем денежными потоками. Зная доходы исполнителя, сколько договоров у него в работе, сроки окончания работ, мы можем предложить ему разного рода кредитные продукты. Мы будем скоринговым хабом, с которым, как мы надеемся, станут взаимодействовать кредитные организации.

— Это замечательная идея, поскольку у самозанятых, фрилансеров и микробизнеса есть серьезные проблемы с получением кредита в банке…

— Да. Сейчас банки, даже если у них заявлено такого рода кредитование, по факту редко на это идут: в их скоринговых моделях не прошиты справки, выдаваемые самозанятым. Классические кредитные организации могут дать кредит под залог, но это не покрывает реальную потребность сегмента в деньгах. В нашем случае информация, которой мы владеем, и расчеты, которые производим, являются залогом финансовой дисциплины заемщика.

Это направление критически важно, поскольку мы таким образом формируем экономически правильные тренды, предлагая и правильно используя правовые инструменты, которые государство дает самозанятым, и финансовые инструменты, которые дают банки. По факту мы становимся еще и образовательным хабом, который будет помогать людям начинать свой бизнес.

— Уточните, речь идет о кредитах на развитие бизнеса или о кредитах на любые цели?

— И о тех, и о других. Если мы говорим о «синих воротничках», то им кредит необходим для покрытия кассового разрыва, то есть для личных целей. Если мы говорим про другой сегмент самозанятых — антрепренеров, которые, например, изготавливают что-то своими руками, то им зачастую нужны деньги именно на бизнес-активности, на продвижение.

Они могут взять кредит, прорекламировать себя в тик-токе, легализоваться и начать зарабатывать на нашей площадке. Видя поступления самозанятого, декларируя его доходы, мы можем спокойно выдать ему деньги и затем их вернуть.

— Планируются ли какие-то изменения в части оплаты сделок? Смогут ли фрилансеры и самозанятые делать это самостоятельно?

— Сейчас происходит разворот в сторону исполнителя — мы даем ему возможность самому оцифровывать свои услуги, предлагать оферты, получать деньги. Мы расширим этот функционал до реализации не только услуг, но и товаров, при этом не претендуя на статус маркетплейса.

Мы — платежный инструмент принятия денег, инструмент контрактации, уплаты налогов. Мы — финансовый инструмент, и в чем-то у нас больше возможностей, чем у банка, потому что мы более гибкие. И, конечно, возможность принятия денег от контрагентов будет включена вместе с предложениями услуг и товаров, которые появятся в нашем приложении для самозанятых в следующем году.

— Что вы делаете для повышения прозрачности функционала платформы и защиты клиентов от мошенников? Планируются здесь какие-либо новации?

— В отношениях между юридическими лицами всё более-менее понятно, они уже устоялись. Отношения юрлица с физическими лицами сложнее, поскольку в них участвует трудовой кодекс. Юрлица боятся, что их исполнители, например, законтрактуются и вдруг куда-то пропадут, не выполнив работу.

Здесь важно страхование ответственности, результатов, подбор и тестирование исполнителя. Механизм взаимоотношений, который мы предлагаем, позволяет сначала протестировать работника, если ты не уверен в результате. Далее, если что-то пошло не так, либо привлекается юрист, либо начинают работать страховые продукты.

Если же смотреть со стороны исполнителя, то он опасается, что ему не заплатят, или же — что неправильно опишут предстоящую работу. Здесь тоже важны правильно сформированные документы внутри площадки, правильные механизмы подписания документов, доказательные инструменты.

И мы как площадка можем подтвердить, что сделка состоялась тогда-то, акт выполненных работ подписан, что очень важно для физического лица. Здесь риск неоплаты работы регулируется тем, что контракт предполагает наличие у нас на площадке денег от заказчика (такое практикуется в большинстве случаев).

А риск неправильного составления контракта исключается использованием стандартного контракта площадки, который множество раз проверен на практике.

При этом мы развернули внутри «Рокет Ворк» аналог удостоверяющего центра, который выпускает закрытые ключи для исполнителя в приложении iOS и Android. Это нивелирует риск того, что кто-то вместо него воспользуется приложением, а все шаги сторон фиксируются в формате блокчейна на случай, если сторонам в будущем придется оспаривать сделку.

— Таким образом, платформа делает все, чтобы самозанятые могли легализовать деятельность без лишних хлопот и расходов, а работодатели легко нашли нужного исполнителя. Как вы намерены развиваться дальше, предполагается ли взаимодействие с государством, банками, компаниями?

— Помимо исполнителей и заказчиков в связку входит государство, в лице налоговой и трудовой инспекции, а также кредитные организации и страховые компании. Наш продукт развивается для всех. Расчеты, декларация доходов исполнителей — это для нас пройденные этапы.

Для бизнеса мы сейчас дополняем линейку функционала после того, как сбылась наша давняя мечта — был легализован электронный кадровый документооборот.

В ближайшее время новый функционал будет включен в «Рокет Ворк», и мы станем хабом, который бизнес может использовать для работы с любым персоналом, как штатным, так и внештатным.

Для исполнителей появятся новые «фичи» контрактования, получения средств, причем они касаются не только заказчиков-юрлиц, но и заказчиков-физлиц. Мы встраиваем весь спектр возможностей для легализации своего бизнеса. Исполнитель сможет использовать «Рокет Ворк», как приложение для работы со всеми своими заказчиками.

Мы продолжаем наращивать партнерские возможности для банков и страховых компаний. Мы понимаем, что ценны для банков, например, тем, что знаем, каким исполнителям и заказчикам из сферы бизнеса нужны банковские сервисы для закрытия кассового разрыва.

Что касается государства, то у нас есть к нему ряд вопросов и предложений в области платформенной занятости. Мы входим в несколько рабочих групп, где стараемся предметно объяснять, как это работает, как происходят расчеты, как формируются документы, где болевые точки.

Я лично изучаю все законодательные инициативы, и мы очень быстро внедряем их в наш продукт. Например, такой вопрос: если самозанятому платят за услугу аванс, то с точки зрения закона — это его доход, по которому должны быть уплачены налоги. Но если сделка сорвалась, услуга не оказана, нужно всё разворачивать обратно, и это — проблема.

Есть много нюансов, которые требуют привлечения государства, могу сказать, что они достаточно открыты, в частности, у Минэкономразвития есть площадка, где можно высказаться и быть услышанным.

— Как будет развиваться рынок самозанятых в 2022 году? Какие вы видите новые тренды? Могут ли мигранты занять какой-то сегмент, или наоборот, россияне вытеснят мигрантов?

— Демографическая «яма» 90-х давит на рынок труда, усиливая нехватку рабочих рук в инфраструктурных проектах, крупных бизнес-проектах. Особенно это ощутимо в период пандемии на фоне роста спроса на сервисные услуги, такие как доставка. Поэтому число мигрантов в экономике будет увеличиваться, и я не думаю, что у нас есть ресурс, чтобы их заменить.

Я считаю, что вскоре могут появиться цифровые подходы к легализации мигрантов, позволяющие с помощью бесшовных процессов быстро привлекать необходимое количество работников на нужные стройки, в нужные компании и т.д.

Что касается самозанятых, то их число будет только расти, уже сейчас мы опережаем целевые показатели. Этот инструмент очень хорошо был принят и активно используется, и следующее, что будет происходить: государство будет разбираться, кто же оказался в этом сегменте, нужны ли им меры социальной поддержки. Будет проведена большая аналитическая работа.

И здесь ключевая роль «цифры» — она позволит обработать огромный пласт данных, полученных за два года работы института самозанятых.

Следующая история — цифровой кадровый документооборот, который очень полезен для бизнеса, поскольку позволит удаленно нанимать и рассчитывать сотрудников. Вообще, институт самозанятых — это первый кейс, когда рынку дали не только законодательный инструмент, но и понятные ИТ-решения.

Это «космический» успех ФНС, пример проекта, который выстрелил потянув за собой другие отрасли: теперь по пути цифровизации пошел и трудовой кодекс.

Платформенная занятость формирует еще один тренд — на обеление рынка. И банки, и площадки, и вообще все, кто работает с малым бизнесом, будут призывать население к легализации в этом сегменте.

Постепенно все маркетплейсы придут к белым сделкам и расчетам, и это естественным образом обелит сегмент микро-предпринимателей и нано-предпринимателей. Я думаю, что это тренд не только 2022, но и 2023 года.

— Как Вы считаете, будут ли на этом сверхдинамичном рынке появляться платформы подобные «Рокет Ворк»? Насколько ваш продукт уникален?

— Игроков на текущий момент уже достаточно много. Но глубокой проработки, глубокого расчетного функционала, документооборота я пока не встречаю у других. Тем не менее, мы ожидаем их появление в будущем, уже сегодня многие смотрят на нас и, повторяя шаг за шагом, развивают по нашему принципу свои продукты.

В целом, хочется, чтобы в 2022 году, даже с прекращением пандемии, сохранились цифровые тренды, за которые мы боремся. И хочется пожелать маленькому бизнесу ничего не бояться, регистрироваться и начинать работать. Сегодня всё уже не так страшно: договоры — не ужас, расчеты — не кошмар. Наша экономика становится цифровой, и в ней всё легче и интереснее работать в любых сферах бизнеса.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»