Купить этот сайт в магазине готовых сайтов: https://kupitiblog.ru
Интервью

Эдуард Давыдов: “Не бояться брать ответственность на себя!”

— Недавно мы предложили создать сеть научно-технических центров развития химпрома на базе крупнейших предприятий. Двигая науку вперед, предлагая и внедряя современные решения, обмениваясь передовым опытом, мы можем внести большой вклад в развитие всей отрасли. Я глубоко убежден, что не только отрицательный, но и положительный пример заразителен. Своим примером, надеюсь, мы подхлестнем наших коллег вносить более активный вклад в развитие отрасли.

— Чего сегодня не хватает химической промышленности для развития?

— Главное, конечно, — не хватает инвестиций. Химический комплекс страны в значительной степени сформировался еще в советские времена, в 80-е годы. При этом 80% валового выпуска — это крупнотоннажные виды. Отсюда все проблемы. С одной стороны, ограниченное количество типов крупнотоннажных полимеров не может удовлетворить все требования в различных областях их использования. С другой стороны, сегодня уже подходит срок полезного использования оборудования, нужна модернизация. А это инвестиции в миллиарды долларов. Причем понятно, что отдача от этих вложений придет в лучшем случае через 3-5 лет.

— И что вы предлагаете?

— Очевидно, что государство должно продумать пакет мер, которые бы позволили химпрому сделать рывок. С другой стороны, бизнес не должен бояться брать ответственность на себя. Для меня три составляющих нашей ответственности — это внедрение самых современных технологий и переход к химии высоких переделов. Во-вторых —импортозамещение в самых востребованных сегментах рынка. И в-третьих, экологизация производства, приближение к производству замкнутого цикла.

— Как это выглядит на практике?

— Приведу простой пример. В конце прошлого года мы подписали крупное соглашение с казахстанским предприятием «Каустик». Объем инвестиций — примерно 1 миллиард долларов. Зачем? В нашей стране из года в год растет потребность в диоксиде титана (TiO2). Это важный компонент любой краски, который обеспечивает укрывистость — способность пигмента перекрывать цвет поверхности. Наиболее высококачественный диоксид титана производится по хлорной технологии. Мы ей владеем, у нас значительные научно-технические наработки в этой области. Но… До недавнего времени не было подходящего сырья — титан-циркониевых песков. В итоге мы до 70 тыс тонн импортируем из США и ЕС.

Нужное сырье было разведано в Казахстане, недалеко от нашей границы. Соглашение о сотрудничестве предусматривает создание совместного предприятия, которое займется разработкой титан-циркониевых песков. Первичное разделение с получением концентрата ильменита и цирконита, а также переработку цирконита (он используется для производства керамических изделий) мы планируем проводить на мощностях павлодарского «Каустика». А ильменит будем перерабатывать на территории нашего предприятия. Это сложное, многостадийное производство — сначала сырье плавят, потом — хлорируют, далее очищают до получения диоксида титана пигментного качества.

Собственно, этот проект — как раз пример того, о чем я говорил: переходим к химии высоких переделов, производим уникальный продукт, участвуем в импортозамещении…

— Недавно вы заявили, что подготовили стратегию развития на 10 лет. Там есть еще какие-то столь же значимые проекты?

— Действительно, совместно с Инжиниринговой компанией ООО «ВЭБ Инжиниринг» (входит в госкорпорацию ВЭБ.РФ), Аналитическим центром при Правительстве РФ, и Научно-исследовательским финансовым институтом Министерства финансов Российской Федерации (НИФИ) мы разработали долгосрочную программу развития, которая сейчас проходит читку в Правительстве республики и Правительстве РФ. Надеюсь, в ближайшее время она будет утверждена новым Советом директоров БСК. Там достаточно много прорывных идей и инициатив. Три главных, на мой взгляд, инициативы — это модернизация. Мы отказываемся от потенциально опасного ртутного электролиза и переходим на наилучшую доступную технологию — мембранный электролиз. Второе — это приближение к технологии замкнутого цикла. Развиваем технологию фильтрации отходов содового производства и получаем высокотехнологичный противогололедный реагент. И третье — экологизация производства. Сокращаем сбросы в реку Белая, решаем вопрос ликвидации «белых морей» Стерлитамака, а также ужесточаем политику в области атмосферных выбросов. Мы уже провели инвентаризацию всех источников загрязнения, где нужно — устанавливаем дополнительные фильтры, меняем технологию, чтобы повысить экологическую безопасность нашего производства.

— Во всем мире тренд на модернизацию производства приводит к сокращению рабочих мест. Вы тоже собираетесь сокращать?

— Нет, у нас другая ситуация. Наша программа развития предусматривает создание двух десятков совершенно новых производственных линий. Например, линии по производству гранулированного хлористого кальция или линия по производству эмульсионного ПВХ. Новые производства — это новые рабочие места. Поэтому я бы говорил не о сокращении кадров, а о перераспределении имеющихся ресурсов, а возможно, даже о привлечении дополнительных высококвалифицированных профессионалов. Но главное — вот эта программа развития решает ключевую задачу — позволяет совершить экономический рывок к новому технологическому укладу.

Химические методы производства характеризуются более высокой интенсивностью и производительностью труда. При этом, как говорят экономисты, каждое рабочее место в химпроме создает дополнительно пять рабочих мест в смежных отраслях.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»